Добавление новости

##* *## *#####* ##* *## ##* *## *#######* ##* *## ##* *## ###***### ##* *## ####### ##* *## ##* *## ##* *## ####### ##* *## ##* *## ##* *## ***##** ##* *## ###* *### ##* *## *## ##* *## *#######* ##* *## *## ##* *## *#######* ##* *## *## ##* *## ###***### ##* *## *## ##* *## ##* *## ##* *## *## ##* *## ##* *## ##* *## *## ###***### ###***### ###***### *## *#######* *#######* *#######* *## *#####* *#####* *#####*
18+
Герб Невьянского городского округа
Рекламный баннер 980x90px unterhead
Архив
Рекламный баннер 300x200px left-1
Рекламный баннер 300x600px left-2
Рекламный баннер 300x60px right-1
2016-02-05
2016-02-05
2016-02-05
2016-02-05
2016-02-05
2016-02-05
2016-02-05
2016-02-05
2016-02-05
2016-02-05
Рекламный баннер 300x60px right-2
добрый день! Хотим через вашу газету поздравить с днем рождения. Если ДР 11 сентября, то до какого срока нужно подать поздравление?
Подробнее...

Невьянский сундучок Павла Северного

Невьянский сундучок Павла Северного
5756

Писатель Павел Александрович Северный – яркое, неординарное явление в русской литературе ХХ века. Это имя можно отнести к разряду «возвращаемых»; в последние годы наблюдается растущий интерес к творчеству Северного. Хотя информация о судьбе писателя скудна и порой противоречива, отдельные её эпизоды не находят документального подтверждения и передаются лишь как семейные легенды. Александр Северный – ровесник века революций, мятежей и войн – появился на свет в Российской империи, почти 35 лет своей жизни провел в Китае, вернулся уже в другую страну – СССР.

 

 От Байкала до Китая

Павел Александрович Северный (фон Ольбрих) родился 27 сентября 1900 года в Верхнем Уфалее, в семье управляющего заводом, горного инженера, барона фон Ольбриха. С 1903 года семья кочевала по уральским заводам, на которых глава работал управляющим. По свидетельству сына писателя, Арсения Павловича, перед революцией семейство жило в Невьянске. Александр Викентьевич, отец писателя, – человек с независимым крутым характером, видный администратор и ученый, дворянин и монархист. Всё же он принял революцию и был готов к сотрудничеству с новой властью. Однако в 1919 году вместе с женой и дочерьми был расстрелян большевиками. Двадцатилетний Павел принимает решение примкнуть к армии А.В.Колчака, отступает с остатками екатеринбургского полка на восток, через неокрепший лед Байкала, через Маньчжурию, в Китай. В 1920 году добрался до Харбина, позже пешком через весь Китай дошёл до Шанхая.
В 1924 году выходит в свет его первый роман «Только моё, а быть может, и Ваше» под псевдонимом Северный. В Шанхае было издано 18 книг писателя, которыми ностальгически зачитывались русские эмигранты не только в Китае, но и в Америке и Европе. Павел Северный бывал в Японии, Индии, Гонконге. В Париже изучал документы и переписку А.С.Пушкина и Натальи Гончаровой. Здесь же молодой писатель встретил свою красавицу-жену. Тамара Купер, дочь крупного торговца пушниной, по образованию – врач-косметолог. В 1939 году у них родился сын Арсений. В этот период Павел Северный работал в Советском торгпредстве, американской библиотеке, русскоязычной газете «Новая жизнь», преподавал русский язык в Футанском университете. По воспоминаниям сына, Арсения Павловича, быт их был достаточно хорошо устроен, и дом был всегда полон гостей из среды творческой интеллигенции. В кругу шанхайских знакомств Павла Северного – певцы Ф.Шаляпин и А.Вертинский, художники М.Кичигин и И.Герасимов. Бывая в Индии, писатель познакомился с Н.Рерихом и вел с ним переписку. Однако всеми своими помыслами он стремился на Родину. «Я проехал вокруг света и уверяю: земли лучше нашей России, русского Севера нет. Одна березка под моим окном дороже всех экзотических стран». Павел Александрович знал, что возвращение опасно: вернувшиеся эмигранты в СССР попадали в руки НКВД.

 

Возвращение на Родину

Северные вернулись на Родину только в 1954 году. Сначала им было позволено жить в Чкалове (ныне Оренбург), позже смогли перебраться в Подольск. Павел Северный работал директором городского парка, руководил кинотеатром и продолжал писать для взрослых и детей, но клеймо белого эмигранта очень мешало ему. Урезали тиражи его книг, сокращали сами произведения, платили половинный гонорар как не члену Союза писателей. И всё-таки главной темой его произведений была Россия. Урал, родные места – вечная любовь писателя. Уральские предания, ремесла, обычаи, быт - тот мощный жизненный пласт, который всегда питал его творчество.
Все, что было ему дорого, автор бережно складывает в символический невьянский сундучок, образ которого возникает ещё в 1945 году в одноименном рассказе для детей. «Невьянский сундучок из липового дерева, исправно слаженный руками мудрого кустаря на сундучной фабрике… Сундучок маленький, всего четверти две в длину и четверть в ширину и вышину. Снаружи сундучок был обит золотым «мороженым» железом с мастерски выполненным затейливым узором, похожим на узоры инея на стекле, остуженном январским морозом. Запирался на замок с секретом. Чтобы открыть его, сначала надо было из крышки вытянуть два гвоздика, пятый и восьмой, считая справа, потом три раза повернуть ключ в замке, и тогда замок, позвенев пружинами, как бубенцами, открывался… В свой заветный сундучок складывал тогда всё, что было нужно и дорого. …Мысленно бережно перебирая содержимое сундучка, вижу образы живых уральских, камских людей… »
Вероятно, одним из таких и был образ сторожа Невьянской башни из романа «Ветер с Урала», опубликованного в Шанхае в 1939 году. «Дементий Никифорович, по прозвищу, данному ему на заводе, «и поди ж ты». Прозвали его жители так потому, что он в разговоре любил чуть не после каждой фразы обязательно говорить присказку, как бы выражая удивление только что сказанному: «и поди ж ты». …Пришел он на завод в монашеском подряснике с далёкого Валаама, настойчиво добился встречи с тогдашним управляющим завода, рассказал ему о себе и напросился на службу сторожем башни, сказавшись часовых и замочных дел мастером». Добившись желанной службы, Дементий Никифорович ремонтировал башенные часы, собирал данные по истории башни, и ему «удалось точно установить цвет её окраски при основании. И с тех пор, следуя его указаниям, её ежегодно подкрашивали в один и тот же цвет, а именно: квадратную часть – в палевый, а остальные ярусы – в бледно-розовый».
Чего больше в этом описании - исторической достоверности или художественного вымысла? Наверное, не в этом суть, а главное, с какой любовью и выразительностью рассказывает автор. «Неподалеку от Екатеринбурга вдолбился в гранит горного массива Невьянский чугунолитейный завод. Его селение, просторно раскинувшись по горам и подгорьям с давних пор на окраинах, зарывалось в дубленые медвежьи тулупы окружных лесов».

 

И вновь — о старом Урале


Невьянская тема вновь зазвучит в творчестве Павла Северного в одном из самых знаменитых его произведений – трилогии «Сказание о старом Урале». Действие её второй книги – «Куранты Невьянской башни» –охватывает первую половину XVIII века. На всё ещё мало ведомых просторах Каменного пояса при императрице Анне власть – в руках Татищева. Автор через судьбу Акинфия Демидова показывает страшные пути трудовой каторги на заводах и рудниках под беззаконной властью всесильного заводчика. Повествование изобилует пейзажными зарисовками, оценить художественную ценность которых мы призываем нашего читателя: «Над Невьянским заводом, главным уральским гнездом Демидовых, прочно свитом за тридцать три года на берегах Нейвы, полная февральская луна блестела огромным серебряным рублёвиком. Ночь выдалась морозная. От семи дозорных башен на снежных холмах-сугробах вытянулись, изогнувшись, полосы четких синих теней. Легкий ветерок расстилал по сугробам рваные холсты сыпучей позёмки. Самая длинная полоса тени пала на снега от плотинной каменной Наклонной башни. Перекинулась эта тень через гребень стены на плотину, перекрыла откосы насыпи и уползла дальше, на белизну снежных просторов пруда. Высота Наклонной башни – двадцать семь сажен, а тень её на лунных снегах без малого вдвое длиннее». «Демидовский дворец в Невьянске – невдалеке от Наклонной башни. Подступал к огромному двухэтажному зданию густой парк, обнесенный каменной оградой с чугунными решетками вроде тех, какие заказывали демидовским литейщикам петербургские вельможи для столичных дворцов. Просторна анфилада парадных дворцовых покоев и залов… Мрачен фасад, обращенный к заводу. Зато в парк дворец выходит нарядным фасадом с лепными орнаментами, колоннами, балконами и крыльцами». Если говорить о жанровой специфике романа, то Северным вынесено в подзаголовок - «По невьянским, шарташским и тагильским преданиям». Используя старинные уральские легенды, писатель создает яркие образы мастерового Урала. На страницах романа появляются исторические личности - как хорошо узнаваемые, так и малоизвестные: Василий Татищев, Акинфий и Прокофий Демидовы, Ерофей Марков. «…Старшина башни, беглый стрелец Савва, родом из Мурома… Его старческому бдению вверен невьянским хозяином догляд за Наклонной башней. За особую верность поручил ему Акинфий Никитич стеречь все башенные тайны. Савва осведомлён обо всём, что сотворено Демидовыми в уральском крае».
Тяжелый труд и суровый быт уральских старателей – это тоже герои Павла Северного, с которыми мы встречаемся в романе «Связанный гнев», впервые изданном в 2016 году. Писатель приоткрывает одну из интереснейших страниц нашей истории –волнения на уральских золотых приисках между революциями 1905-1917 годов. И, хотя, в романе описывается прииск «Дарованный», мы считаем, что все сказанное о нем можно отнести и к невьянскому золоту. «Золото рассыпанное и жильное. Вымывают его в лесистых низинах, из речек, из песчаных пластов по склонам оврагов, где они неглубоко залегают под слоями пустой породы, а также добывают подземными выработками из тальковых и хлориновых сланцев и кварцевых жил… Золото! Весной – когда таяли снега, летом – когда светило и грело солнце, осенью – когда с грустным шелестом опадала листва, когда землю хлестали косые дожди, на всех промыслах Урала звучали женские голоса. Труд женщин над золотом крепко вплетен в терновый венок мрачного промысла… Женщин сгоняли на золотую каторгу голод, семейные драмы, изломы темного быта и, конечно, стремление к наживе с надеждой на личное счастье, где-то зарытое для них в песках… Тысячи их перемывали золотоносные пески Урала». Роман увлекает не только сюжетными коллизиями (золотодобыча, любовь, побег с каторги), но и выразительностью созданных образов, свойственных перу Павла Северного.
Писатель ушел из жизни 12 декабря 1981 года, оставив значительное литературное наследство. Сын Северного, Арсений Павлович, смог собрать около 140 работ своего отца, многое не издавалось никогда. Продлись жизнь писателя дольше, сколько бы ещё он мог рассказать об уральском крае, заповедную красоту которого так талантливо описывал, какими литературными самоцветами ещё пополнился бы его невьянский сундучок.

 

Н.Чучумова,
библиограф
Т.Соловьева,
заведующая отделом обслуживания
Невьянской ЦГБ им. П.Бажова.
Н.Медовщикова,
консультант-краевед.

Оставить сообщение
##* *## ##* *## ##* *## ##* *## ##* *## ##* *## *###* ##* *## #####* ##* *## *#####* ##* *## ######* ##* *## ###*### ##* *## ##**### ##* *## ##* *## ######### ##* *## ##*###*## #####* ######### ####### ##*###*## *#####* ###***### ######* ######### ***### ##* *## ##**### ######### ##* *## ##* *## ##* *## ####*#### ###*### ##* *## ##* *## ###* *### *#####* ##* *## ##* *## ### ### *###* ##* *## ##* *## ##* *##